Главная Интервью Прямая речь Олег АЛЕКСАНДРОВ: Мечтаю о том, чтобы мою коллекцию могли увидеть соликамцы
Олег АЛЕКСАНДРОВ: Мечтаю о том, чтобы мою коллекцию могли увидеть соликамцы Печать E-mail
Интервью - Прямая речь
Автор: Людмила Климова   
24.10.2012 16:25

Страсть коллекционирования в той или иной степени, известна каждому. Марки, значки, открытки и этикетки со спичечных коробков (да-да, в те да­лекие «доайподовые» времена это был очень актуальный вид коллекционирова­ния)… Да мало ли что еще! Другое дело, что лишь немногие донесли свой коллек­ционный пыл до взрослого состояния.

Александров коллекция самоваров — В восьмом классе начал собирать олимпийские рубли. Тогда это было повальное увлечение, чуть ли не популярнее марок. Потом, когда был уже постарше, вместе с товарищем удалось выменять на телевизор золотой орден Ленина. Собрали деньги и «выкупили» орден, но не для продажи, как это тогда делали многие, а чтобы сохранить реликвию.

Олег Александров — персона в городе известная. Депутат, пред­приниматель, инициатор возрождения деревни Толстик… Но ко всему этому он еще и коллекционер, только не марок и не открыток, а… само­варов.

— Формально первому экс­понату этой коллекции — не ме­нее двух десятков лет. Это если считать с того момента, как я его купил. А если отсчитывать с даты создания, то у меня и постарше ста лет есть «персонажи». А са­мый возрастной и самый объ­емистый экспонат используем исключительно по прямому на­значению: берем с собой на пик­ники, завариваем чай на местных травах.

Сегодня в коллекции Олега Олеговича — около семи десятков самоваров. Большие и маленькие, золотые, белые и черные, формой похожие на колокол, цилиндриче­ские и круглые, старинные, с клей­мами фабрик, которые славились еще в восемнадцатом веке, и прак­тически современный, электриче­ский — такие вошли в моду годах этак в восьмидесятых прошлого столетия.

— Основную часть своей кол­лекции я купил у Владимира Шаклеина — друга моего тестя. Он уже в те времена серьезно под­ходил к этой теме: составил ката­лог, расписал историю каждого самовара (а у него их было больше сотни) — в каком году был изго­товлен, на какой фабрике, какую историю имел…

Я тогда еще только начинал это дело, но на всякий случай предупредил его — чтоб сообщил, если надумает вдруг продавать коллекцию, что он и сделал, ког­да решился расстаться с ней. Я всю коллекцию у него выкупил, но потом что-то около трех десят­ков передарил одному приятелю-коллекционеру, а он помог найти реставраторов в Туле, которые восстановили «побитые жизнью» экземпляры.

Любой коллекционный предмет до хорошей реставрации и после (а на другую и соглашаться не сто­ит — это будет уже не восста­новление, а порча старинной вещи) — это все равно что престарелый побирушка где-нибудь в столичном подземном переходе и уважаемый пожилой господин с солидным до­статком. Сначала — побитый, местами дырявый, с оторванными ручками и другими «травмами». Потом — покрытый благородной патиной красавец, о возрасте ко­торого напоминают только много­численные награды и отсутствие излишнего блеска.

— Конечно, реставрация об­ходится недешево. Но проблема-то на самом деле не в этом. Про­блема в том, что все эти красавцы (за исключением нескольких, «разошедшихся» по разным ме­стам, — в том числе самого кро­шечного, подаренного друзьям) сегодня «живут» не напоказ. А моя-то мечта была и есть — сде­лать музей наподобие того, что действовал в Дагомысе! Заходишь — а там русская печка, чаи, инте­рьер под старину… И самовары! Они ведь абсолютно все в рабочем состоянии, хоть сейчас воду зали­вай, растапливай и чай заваривай.

Кстати, как говорит Олег Александров, настоящий чай из на­стоящего самовара — это особен­ный напиток. У него и запах другой, и вкус отменный.

— Когда мы где-то на пикни­ке в лесу достаем из багажника самовар, многие удивляются. Не понимают, зачем нам это. Но, я думаю, это из-за того, что люди даже не представляют, какое это удовольствие — свежезаварен­ный чай с мятой, чабрецом, ме­лиссой — набор трав может быть самый разный, главное — особый эффект, которого не даст чай из электрочайника. Плюс еще не за­бывайте про растопку самовара, на которую можно использовать, например, древесную кору, — поддерживает Олега Олеговича жена Наталья.

Но в коллекции депутата и предпринимателя — не только самовары. На кухне, например, стоит пара «аутентичных» кры­нок. Они здесь не для украшения — для дела:

— Первую крынку я практи­чески случайно купил на рынке в Москве. Мы в ней храним мо­локо, и знаете, что я вам скажу? Даже если не ставить крынку в холодильник, молоко не меньше двух дней будет оставаться све­жим, а в холодильнике и всю не­делю простоит и не скиснет! А еще в такой крынке получается отличное топленое молоко. Я спе­циально отвез одну в деревню, в Толстик: топишь печку, ставишь крынку с молоком — и получаешь отличный продукт.

Я вообще собираю все ста­ринные предметы, которые мне попадаются. Самовары, крынки, утюги, есть даже патефон — вроде бы 1938 года выпуска. Еще монет старинных у меня много…

Для меня самое главное — то, что я это все не ради наживы, не для продажи собираю. Просто хо­чется, чтобы вся эта коллекция осталась в городе, чтобы можно было ее где-то выставить для лю­дей, не потерять нашу историю.

 

Комментарии 

 
#1 Геннадий 27.10.2012 21:53
Олег Олегович, приятно удивлен! Чудесно!
Цитировать
 

Добавить комментарий

Защитный код
Обновить